maximus67: (Default)
[personal profile] maximus67
Олигархи режут «неэффективные» производства и вывозят активы в оффшоры

Владислав Жуковский, Русская народная линия

Буквально на днях принадлежащий российскому олигарху Олегу Дерипаске «Русал», являющийся монополистом на российском рынке первичного алюминия, алюминиевой продукции и глинозёма, опубликовал финансовую отчётность по итогам 2012г. И надо сказать, что эта отчётность повергла в откровенный шок даже самых оптимистично настроенных экспертов.

Согласно опубликованным данным, по итогам 2012г. российский монополист впервые с кризисного 2008г. зафиксировал чистый убыток в размере 55 млн. долл. Что стало откровенным провалом на фоне чистой прибыли в размере 237 млн. долл. годом ранее. Напомним, что 4 года назад, в разгар финансово-экономического кризиса, на фоне обвального падения цен на алюминий в конце 2008г. с 3100 до 1300 долл. за метрическую тонну чистый убыток отечественного алюминиевого гиганта превысил 5,98 млрд. долл. Да, сегодня ситуация заметно лучше, однако от этого никому не легче - средние цены на алюминий находятся в диапазоне 1900-2200 долл. за тонну, что не мешает «Русалу» балансировать на грани рентабельности.

Напомним, что в настоящий момент на долю «Русала» приходится свыше 9% мирового производства алюминия (4,7-5 млн. тонн в год) и глинозёма (11,5 млн. тонн). На его 40 заводах, расположенных в 19 странах мира, трудится свыше 72 тыс. человек.

Во многом столь масштабный обвал финансовых показателей спровоцирован вполне объективными рыночными причинами - несмотря на рост спроса на алюминий в мире на 6 % (до 47,4 млн. тонн) средние цены на алюминий на Лондонской бирже металлов обвалились на 15,7% - до 2010 долл. за тонну.

Было бы наивно списывать «аховое» состояние «Русала» исключительно на неблагоприятную ценовую конъюнктуру на рынке сырья - большинство металлургических компаний в США, ЕС, Латинской Америке и Азии даже при нынешних ценах на промышленные металлы умудряются демонстрировать весьма неплохие финансовые показатели и даже расширяют масштабы производственной деятельности.

Да, действительно, на мировом рынке алюминия после кризисного обвала 2008-2009гг. наблюдается перепроизводство сырья и имеются значительные избыточные производственные мощности. Однако это не мешает крупнейшим металлургическим компаниям США, ЕС, Австралии, Канады, Китая и прочих стран вкладывать средства в модернизацию производства, повышение степени глубины переработки сырья и наращивать объём производства продукции.

При этом только за период 2008-2012г. производство первичного алюминия на предприятиях Дерипаски сократилось на 5% (с 4,42 до 4,17 млн. тонн), глинозёма - на 35% (с 11,31 до 7,47 млн. тонн.), а добыча бокситов за последние 5 лет обвалилась на 36% (с 19,11 до 12,36 млн. тонн.). Неудивительно, что на фоне падения среднегодовых цен на алюминий и отсутствия реальных мер по технологической модернизации производств размер выручки компании за 5 лет сжался на 30% (с 15,6 до 10,9 млрд. долл.), тогда как скорректированная EBITDA обвалилась на 75% - с 3,52 до 915 млн. долл.

Весьма характерно, что практически сразу же после публикации отчётности руководство компании приняло решение сократить производство алюминия на 300 тыс. тонн. Да, по логике жанра и в соответствии с принципами политкорректности, это было подано общественности как «программа оптимизации объемов производства алюминия в 2013г.» Однако суть вопроса от этого не меняется - Дерипаска решил закрыть так называемые «неэффективные предприятия».

Речь идёт о заводах, расположенных в европейской части России. На их долю приходится порядка 12-13% всего производимого компанией алюминия. Цены на электричество для них выше, чем для сибирских заводов компании, что объясняется отсутствием доступа к дешёвой электроэнергии ГЭС. В то время как приватизировавшие во время погрома РАО ЕЭС по бросовым ценам «эффективные частные собственники» вместо модернизации производства и технологического перевооружения занимаются ценовым шантажом и злоупотреблением монопольным положением. Притом что доля электричества в себестоимости производства алюминия достигает 25-30%. На расположенных в европейской части России производственных мощностях доля электроэнергии в структуре себестоимости может достигать 40%.

О том, что руководство компании намеревается снизить производство сырья на морально и физически устаревших предприятиях, Дерипаска впервые заявил еще в январе 2012 г. на Давосском форуме в интервью Bloomberg. Тогда один из наиболее видных членов «ельцинской семьи», женатый на Полине Юмашевой (дочери Валентина Юмашева, который в свою очередь является мужем дочери Бориса Ельцина), отводил на это 18 месяцев.

Естественные монополии топят экономику

Судя по всему, Дерипаска осознанно умывает руки и не видит никаких перспектив для существования промышленности в европейской части России. Производственные площадки стали нерентабельной обузой при нынешнем уровне износа производственных мощностей (от 75 до 85%) и ценах на услуги естественных монополий (прежде всего, на электроэнергию), которые ежегодно растут на 15-20%. Складывается такое ощущение, что как владелец крупного сырьевого холдинга он просто не хочет и не видит смысла заниматься модернизацией производства. А бороться с произволом естественных монополий, безудержно поднимающих тарифы на электроэнергию, газ, воду, ЖКХ и транспортные услуги и обладающих мощным лобби в самых высоких коридорах власти, просто устал.

Решение Дерипаски стало знаковым. Оно отражает не только и не столько хроническое нежелание и неготовность российских олигархов и прочих выращенных ценой разрухи экономики «эффективных менеджеров» вкладывать извлекаемые сверхприбыли в развитие производства. Это и так был давно понять здравомыслящей общественности. Сворачивание производства алюминия в европейской части России наглядно продемонстрировало, что российская экономика деградировала окончательно - в ней стало невыгодно заниматься не только сельским хозяйством и выпускать сложную наукоёмкую продукцию с высоким мультипликатором добавленной стоимости.

При нынешнем уровне цен на тарифы естественных монополий, коррупционных поборов и неподъёмных ставках по кредитам нерентабельной и убыточной стала даже добыча невосполнимого природного сырья. Даже природная рента не в силах покрыть те безудержно разрастающиеся непроизводительные расходы, которые блокируют любую созидательную деятельность и душат на корню предпринимательскую инициативу.

Это диагноз, не совместимый с жизнью. Если в рамках проводимой сегодня налогово-бюджетной, денежно-кредитной, внешнеторговой и тарифной политики даже производство алюминия становится убыточным, то о каком возрождении наукоёмкой промышленности и высокотехнологичных производств высоких переделов может идти речь?! Можно смело забыть про все планы властей о модернизации и инновациях - они становятся просто нереализуемы в условиях, когда даже добыча и продажа минерального сырья не могут окупить существующие издержки.

Напомним, что, согласно официальным данным Росстата, средняя норма рентабельности активов российской экономики не превышает 6,5%, а рентабельность проданных товаров, оказанных услуг и выполненных работ составляет 9,6%. При этом только по официальным оценкам органов государственной статистики, рентабельность в добыче сырья достигает 35-40%. Тогда как в обрабатывающей промышленности составляет менее 12%, в производстве машин и оборудования с трудом дотягивает до 9%, а в сельском хозяйстве и АПК не превышает 6,5-7%.

Если даже сырьевые гиганты и контролирующие их олигархи вынуждены закрывать свои производства, то что можно говорить обо всей остальной экономике России. Уже сегодня цены на природный газ на оптовом рынке в России на 10-15% превышают цены доя промышленных предприятий в США (125-130 долл. за тыс. куб. метров против 105-110 долл.), цены на ГСМ приближаются к европейскому уровню, а затраты на подключение к энергосетям в разы превышает аналогичные издержки в США, Европе и тем более Китае. В условиях аварийного состояния базовой технологической инфраструктуры (срок эксплуатации в ряде случаев достигает 35-40 лет), нарастающего энергодефицита и растущих ускоренными темпами цен на ГСМ и услуги естественных монополий отечественная обрабатывающая промышленность и высокотехнологичные производства обречены на вымирание и загнивание.

Стоит напомнить, что правительству уже приходилось вмешиваться в работу Богословского алюминиевого завода, который пребывает в состоянии технологического упадка и уже де-факто находится в состоянии дефолта. В 2011г. тогдашний губернатор Свердловской области Александр Мишарин пожаловался Дмитрию Медведеву, занимавшему на тот момент пост президента России, на недостаточное внимание "Русала" к вопросу модернизации своих производственных мощностей. Уже тогда было понятно, что БАЗ находится в предбанкротном состоянии и при нынешней степени морального и физического износа производственных мощностей (свыше 85%) он просто не в силах выйти на самоокупаемость.

Более того, в 2011-2012 гг. UC Rusal уже предпринимал попытки сократить производство алюминия на «неэффективных» заводах, которые стаки такими благодаря хищнической эксплуатации со стороны «эффективных» частных собственников. Вместо того, чтобы вкладывать извлекаемую природно-сырьевую ренту в обновление и расширение производственно-сбытовы. В частности, на Богословском (в Свердловской области) Надвоицком и Волховском (Карелия и Ленинградская области соответственно). Однако свердловские рабочие не стали мириться с закрытием производств и вышли на митинги, в результате чего были вынуждены проснуться даже региональные власти - губернатор региона Евгений Куйвашев обвинил UC Rusal в неэффективном управлении.

Да, безусловно, в этом был элемент внутриклановой борьбы за власть в регионе. Однако в чём-то губернатор был прав - итогом 20-летия псевдо рыночных антинаучных и откровенно вредительских ультралиберальных «рыночных преобразований» стала масштабная примитивизация производства, деградация структуры экономики и эрозия научно-технического потенциала.

Тем не менее, благодаря наличию колоссальной поддержки в высших эшелонах власти Дерипаске удалось добиться поблажек: чтобы поддерживать себестоимость производства алюминия на минимальном уровне, правительство принудило «Росатом» продавать заводу электроэнергию по ставке в 2 раза ниже среднерыночной - $0,3. Помимо этого правительство пообещало помочь Дерипаске найти аналогичные решения для Надвоицкого и Волховского заводов. Однако, чем занимался все годы «рыночных преобразований» сам «эффективный собственник» и почему он не озаботился модернизацией производства в условиях крайне благоприятной ценовой конъюнктуры в 2005-2007гг., совершенно не понятно.

Однако нужно отдавать себе отчёт в том, что в нынешнем кризисном состоянии большинства производственных предприятий "Русала" (как и всей экономики в целом) виноваты не только нынешние владельцы и руководство алюминиевого гиганта, получившие контроль над сырьевой монополией во время фиктивных кредитно-залоговых аукционов. Да, безусловно, Дерипаску можно и нужно критиковать за провал инвестиционных программ по модернизации производства и нежелание вкладывать средства в технологическое перевооружение мощностей.

Однако нужно отдавать себе отчёт в том, что как минимум на половину нынешнее кризисное состояние производственных мощностей «Русала» (как и всей несырьевой обрабатывающей промышленности) обусловлено произволом монополий, которые ежегодно повышают цены на газ, воду, электроэнергии, транспортные услуги и ЖКХ на 15-20%. Хуже того, буквально в конце 2012г. правительство приняло программу развития России до 2030г., согласно которой цены на электроэнергию и газ вырастут в 4,5 и 5 раз соответственно.

Да, безусловно, речь идёт о ценах для населения - две трети и без того загнанных в нищету и бедность россиян будут вынуждены сократить потребление газа и электроэнергии. Однако и для промышленных потребителей, даже по самым скромным оценкам МЭР, цены вырастут в 3-4 раза за ближайшие 18 лет, что не оставляет практически никаких шансов для выживания отечественной несырьевой промышленности и наукоёмких производств.

Дерипаска выводит активы в оффшоры

Отдельного внимания заслуживает то факт, что буквально на днях основной владелец российского алюминиевого гиганта «Русал» Олег Дерипаска заявил о том, что выводит принадлежащие ему 25% акций ГМК «Норильский Никель» в оффшорную юрисдикцию Кипра. По его же собственным словами, делается это для того, чтобы рефинансировать взятые ранее у Сбербанка 4,5 млрд. долл.

По сути дела, речь идёт об операции, обратной той, которую Дерипаска осуществил в конце 2008г. Напомним, что с целью финансирования сделки по приобретению 25% ГМК «Норильский никель» у Михаила Прохорова в 2008г. Олег Дерипаска влез в огромные долги перед группой иностранных кредиторов - крупнейших международных банков. Когда осенью и зимой 2008-2009гг. цены на алюминий обвалились в 2,5 раза, а акции «Русала» подешевели в 5 раз и международные банки потребовали довнесения дополнительного залога (либо досрочного погашения кредита), компания оказалась на грани коллапса.

Дерипаска, взявший огромный долг в иностранной валюте прямо накануне 50% девальвации рубля по отношению к американскому доллару, оказался не способен осуществлять обслуживание взятых долгов и уж тем более был не в силах внести дополнительное залоговое обеспечение или осуществить досрочное погашение долгов. Тогда ему на помощь пришло государство в лице ВЭБа, вытянувшее «эффективного собственника» из долговой ямы и не допустившее переход стратегического актива в руки иностранных кредиторов. А уже затем «Русал» рефинансировал полученный от ВЭБа кредит в Сбербанке.

Складывается такое ощущение, что теперь же Олег Дерипаска сознательно пытается наступить на те же самые грабли, на которые он уже однажды наступил в 2008г. - он намерен рефинансировать кредит Сбербанка у крупнейших иностранных банков. В принципе, это желание вполне объяснимо - Дерипаска не хочет платить те проценты по взятым кредитам, которые он вынужден выплачивать российскому госбанку в настоящий момент. Если за рубежом ему готовы предоставлять кредитные ресурсы под 3-4%, то в России в лучшем случае речь может идти о 10-12%.

Весьма интересно понять, почему молчит государство. Вариантов несколько - либо в правительстве и Кремле закрыли глаза на то, что 25% крупнейшего в мире производителя никеля и никельсодержащей продукции будут выведены в оффшоры и заложены по кредитам крупнейшим транснациональным банкам. Принимая во внимание тот факт, что во главе финансово-экономического блока правительства стоят «либералы» и идейные наследники разрушительной идеологии «рыночного фундаментализма» Гайдара-Чубайса, это не удивляет.

«Гайдаровцы» уже давно превратились в штурмовую пехоту глобального бизнеса и всеми силами демонтируют остатки финансово-экономического и научно-производственного суверенитета России. В силу специфики своего сознания они в принципе не в силах увидеть риски (как финансово-экономические, так и геополитические) от усиливающейся оффшоризации экономики и втягивания компаний в долговую яму.

Вариант второй - в правительстве смирились с тем, что российская финансовая системы всегда будет ущербной и маломощной, не способной создавать доступные инвестиционные ресурсы и финансировать экономический рост. И по этой причине отпустили Дерипаску (как и многих других представителей крупного олигархического капитала) за рубеж. Достаточно вспомнить слова заместителя министра финансов России Алексея Моисеева о том, что в России структурный кризис ликвидности не просто надолго, а уже на всегда. И с этим, по словам высокого начальника, уже пора смириться.

Банк России и Минфин уже давно сложили руки и смирно смотрят, как российская экономика задыхается от нехватки доступных кредитов, проедая свой научно-технический потенциал и основные фонды. Именно по этой причине доморощенные либералы уже второе десятилетие подряд «борются с инфляцией», «привлекают иностранные инвестиции» (92% которых приходятся на иностранные кредиты и займы), «стерилизуют избыточную денежную массу» и не видят никаких проблем в масштабном бегстве капитала за рубеж (свыше 361 млрд. долл. за 5 лет).

Что касается самого Олега Дерипаски, то его можно обвинить в чём угодно, но только не в глупости и не способности учиться на своих ошибках. Именно по этой причине он и остаётся одним из самых влиятельных российских бизнесменов - Дерипаска прекрасно ориентируется в пространстве и умеет заводить не только нужные супружеские связи (супруга Полина - внучка Бориса Ельцина), но и деловых партнёров. Дерипаска бы не стал дважды за 5 лет наступать на одни и те же грабли - он человек образованный и весьма хорошо понимает, куда катиться мировая и российская экономика. Да, ставки по кредитам в России крайне высоки и несовместимы с развитием не только несырьевой обрабатывающей промышленности высоких переделов, но и высокорентабельных добывающих производств.

Скорее всего глава, «Русала» преследует сразу несколько целей, ставя свой бизнес под удар валютных рисков. Во-первых, не исключено, что он просто-напросто уверен, что повторения кризисного обвала 2008-2009гг. не произойдёт. Во-вторых, с высокой долей вероятности он пытается вывести свои активы в оффшоры не только и не столько с целью рефинансирования долгов, но и для защиты своего капитала от активизировавшихся в последнее время «силовиков».

В-третьих, велика вероятность того, что бегство на Кипр обусловлено конфликтом с Владимиром Потаниным по вопросу раздела ГМК «Норильский никель». Напомним, что в разгар корпоративного спора в наблюдательном совете «Русала» неожиданно всплыли уши финансовой олигархии Старого Света - во главе совета был поставлен барон Натаниэль Ротшильд. Который, судя по череде судебных исков, и является реальным владельцем многократно заложенных и перезаложенных активов Дерипаски. Вполне возможно, что вывод активов в оффшоры нацелен на усиление позиций тех властных группировок (имеются в виду представители старых банкирских домов), которые стоят за российским «транзитным» олигархом и являются реальными бенефициарами алюминиевого гиганта.

То же самое относится и к большинству остальных российских «олигархов» - они выступают в качестве номинальных собственников или промежуточных звеньев в сложной схеме перекрёстного владения крупнейшими стратегически значимыми предприятиями России. Достаточно вспомнить, что в середине 2000-х годов британская газета Times в ходе расследования «дела Юкоса» сообщила о том, что российская Генеральная прокуратура в числе конечных реальных бенефициаров и собственников «Юкоса» обнаружила зарегистрированные в оффшорах инвестиционные фонды Ротшильдов.

В СМИ уже давно циркулируют слухи о том, что Олег Дерипаска, а также его давний друг Роман Абрамович, интегрированы на низовые уровни европейской финансовой олигархии и выступают в качестве проводников интересов Ротшильдов и ряда других банкиров в России. Речь не идёт о захвате России и подготовке к государственному перевороту. Речь идёт о реальных владельцах крупнейших российских компаний и недр, а также реальных механизмах контроля и управления экономическими процессами.

Неудивительно, что именно прописавшийся в Лондоне Роман Абрамович был выдвинут в качестве третейского судьи в корпоративный конфликт между Дерипаской и Потаниным, который долгое время ориентировался на финансово-политическую элиту США. Как только Абрамович, известный старой дружбой с Ротшильдами и другими крупными банкирами Великобритании и Старого Света, получил 5,87% в ГМК, Потанин поспешил вывести свои активы из России и слить их в благотворительный фонда «Giving Pledge - «общак», созданный Биллом Гейтсом и Уорреном Баффетом.

Судя по всему, Владимир Потанин, являющийся крёстным отцом российского олигархата и идеологом фиктивных и незаконных кредитно-залоговых аукционов, опасается, что финансовая олигархия Старого света «съест» его и его активы. Именно по этой причине он совместно с десятком других миллиардеров из развивающихся стран и Европы поклялся присоединиться к благотворительному «общаку» американской олигархии. В СМИ неоднократно просачивалась информация о том, что Потанин имеет тесные связи с целым рядом крупных американских бизнесменов и политиков - в том числе с семейством Бушей.

В таком случае вывод активов Олега Дерипаски в Кипр и вливание половины активов Владимира Потанина в общий котёл американской финансово-политической элиты выглядят как попытки купить себе гарантию и страховку от возможного преследования на территории России и защититься от возможного давления заклятых «друзей» по бизнесу. Силовой рэкет и риски уголовного преследования за «прихватизацию» никто не отменял - срока давности подобного рода преступления не имеют. И, как показал опыт ряда опальных олигархов, иммунитетом не обладает никто.

Более того, нынешняя катастрофическая ситуация с масштабным бегством капитала (60-80 млрд. долл. ежегодно) и незаконным вывозом активов в оффшорные юрисдикции (40-45 млрд. долл. официально и порядка 150-200 млрд. по экспертным оценкам) является прямым следствием незаконной приватизации 1990-х годов. Сначала «ваучерная приватизация», а затем фиктивные кредитно-залоговые аукционы и инвестиционные конкурсы были осуществлены с грубейшими нарушениями действовавшего законодательства. И до сих пор воспринимаются подавляющим большинством россиян как инструмент незаконного отъёма государственной собственности и разворовывания имущества.

Это «родовая травма» российских олигархов - они никогда не будут признаны законными владельцами тех активов и состояний, которыми обладают сегодня. Подавляющая часть россиян воспринимает это как наворованное и незаконно отнятое у государства (т.е. у них самих) имущество. И именно по этой причине российские «эффективные собственники» (за очень редкими исключениями) в спешном порядке вывозят свои активы в оффшоры и вместо реальной модернизации производств занимаются проеданием оборотного капитала, хищнической эксплуатацией производственных мощностей, а также паразитированием на доставшемся в наследство научно-техническом и инфраструктурном потенциале Советской эпохи.

Оффшорная Россия

Судя по всему, масштабный исход российского капитала в оффшоры и влезание в долговую яму уже стали нормой жизни для российской экономики. В этой связи нужно напомнить, что по оценкам Владимира Путина каждая 9 из 10 сделок совершается российскими компаниями в оффшорных юрисдикциях, а, по данным Счётной Палаты и Государственной Думы, свыше 95% крупных российских компаний и банков зарегистрированы в налоговых гаванях.

В этом плане весьма примечательна ситуация с привлечением «Роснефтью» двух крупных траншей кредитов общим объёмом в 16,8 млрд. долл. от консорциума международных банков выглядит легко объяснимым. Насколько можно судить, у компании просто не было иного выбора.

Роснефть по вполне понятным причинам не хочет занимать 520 млрд. рублей на внутреннем долговом рынке. Во-первых, средние ставки по кредитам в России в 3-4 раза превышают ставки по иностранным кредитам от международных банков. С учётом укрепляющегося курса рубля реальная стоимость обслуживания иностранных займов в период благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры и вовсе может уйти в отрицательную зону (как это было в 2003-2008гг.).

А, во-вторых, и это принципиально важно, российская инвестиционно-банковская система пребывает в коматозном состоянии и является крайне маломощной. Российские банки просто не в силах предоставить российским крупным сырьевым компаниям требуемые им финансовые ресурсы в необходимом объёме, на требуемый срок и по приемлемой цене.

Это является закономерным результатом той антимодернизационной и удушающей денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики, нацеленной на изъятие денег из экономики и демонетизацию финансовой системы, которая реализуется Банком России и Минфином на протяжении двух десятков лет. Под псевдонаучные лозунги о необходимости «борьбы с инфляцией» и «накопления подушки безопасности» Банк России и Минфин проводят стерилизацию «избыточной», с их точки зрения, денежной массы. Чем усугубляют денежный голод, усиливают дефицит доступных кредитных ресурсов, разгоняют ставки по кредитам и тем самым раскручивают спираль инфляции издержек.

И это неудивительно - в России де-факто отсутствует система рефинансирования банковского сектора и всей экономики в целом. По большому счёту, Банк России не исполняет возложенные на него функции кредитора последней инстанции, основного эмиссионного центра и института рефинансирования банковской системы и экономики в целом. За незначительными исключениями, в России реализуется колониальная денежно-кредитная и эмиссионная политика «валютного правления», при которой объём эмиссии рубля практически целиком и полностью привязан к притоку иностранной валюты - экспортной выручки, иностранных кредитов и спекулятивного капитала.

В этой связи имеет смысл напомнить недавнюю публичную критику действий Банка России со стороны Олега Дерипаски, который на Давосском экономическом форуме вполне резонно обрушился с критикой на Центральный Банк РФ. Он открыто заявил, что своими действиями ЦБ РФ уничтожает остатки отечественной промышленности, душит экономический рост, провоцирует втягивание экономики в петлю внешних займов и, как следствие, стимулирует бегство капитала в оффшоры.

В этом плане Дерипаска был абсолютно прав - если даже крупнейшие сырьевые компании не в силах выплачивать те ставки по кредитам, которые существуют в России, то что можно говорить о малом и среднем бизнесе?! Дефицит денег в экономике достиг таких масштабов, что даже добывающие предприятия, извлекающие колоссальную сверхприбыль от эксплуатации природно-сырьевой ренты, не могут себе позволить себе роскошь занимать внутри страны. Именно по этой причине промышленные предприятия проедаются оборотный и основной капитал, не финансируют технологическое перевооружение и проигрывают в конкуренции иностранным производителям.

Да, в последние 1,5 года запущена программа антикризисного рефинансирования банковского сектора. Однако, во-первых, её масштабы (2,5-3 трлн. рублей при размере экономики России в 62 трлн. и баланса Банка России в 21 трлн. рублей) выглядят откровенно недостаточными. А во-вторых, речь идёт исключительно об операциях краткосрочного рефинансирования крупных банков в рамках операций 7-дневного РЕПО, внутридневных кредитов и кредитов под залог ценных бумаг. Никакого отношения к созданию доступных долгосрочных инвестиционных ресурсов в экономике и формированию базы долгосрочных кредитов это не имеет.

Достаточно посмотреть на параметры Денежной программы Банка России, публикуемые им в Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политике. Согласно этому документу, определяющему ключевые параметры эмиссии рубля и формирования денежной базы в экономике, за основным каналом первичного денежного предложения остаётся покупка иностранной валюты. По состоянию на начало октября 2012г. при совокупной денежной базе в размере 7,107 трлн. рублей размер Чистых международных резервов составил более 16,394 трлн.

Тогда как чистый кредит расширенному правительству оказался отрицательным в размере 7,615 трлн. рублей (т.е. чистое изъятие денег из экономики), а размер чистого кредита банкам составил менее 1,872 трлн. рублей. Всего же Чистые внутренние активы свелись с отрицательным знаком в размере 9,286 трлн. рублей, что свидетельствует о том, что по-прежнему, несмотря на некоторое расширение краткосрочного рефинансирования банковской системы, единственным каналом эмиссии рублей остаётся покупка иностранной валюты со стороны Банка России.

Для сравнения, совокупные активы российской банковской системы не превышают 79,8% ВВП, тогда как объём выданных кредитов не дотягивает и до 54,7% ВВП. По данным показателям мы в 3-4 раза проигрываем не только США, Японии, ЕС и Великобритании, но даже Китаю и «азиатским тиграм», которые модернизацией и инновациями занимаются не на словах, а на деле. Более того, по суммарным активам банковской системы (49,5 трлн. рублей или 1,6 трлн. долл.) Россия уступает не то что США и Европе, но даже отдельно взятым крупным международным банкам: HSBC, UBS, Bank of America, J.P. Morgan Chase, Citi Bank и т.д. Так что не стоит удивляться тому, что наиболее платёжеспособные российские компании и банки, имеющие сравнительно качественное залоговое имущество, активно влезают во внешние долги.

Только по итогам 2012г. задолженность российских резидентов перед иностранными кредиторами подскочила 83,4 млрд. долл. - с 540,5 до 623,9 млрд. долл. - и на 17,2% превысила размер международных резервов Банка России и Министерства финансов (532,1 млрд. долл.). Более того, это существенно превышает отметки октября кризисного 2008г., когда Россия оказалась должна иностранным кредиторам более 540,8 млрд. долл. С тех пор показатели финансовой устойчивости не только не выросли, но даже ухудшились - ненефтегазовый дефицит федерального бюджета расширился с 2,5-3,5% ВВП до 10,5-11% ВВП. Тогда как зависимость экспорта от вывоза минерального сырья и продукции низких переделов расширилась (с 83-85 до 92%), при одновременно росте зависимости экономики от импорта товаров первой необходимости.

Безусловно, втягивание российских компаний и банков в долговую петлю внешних займов несёт в себе целый ряд макроэкономических рисков. Прежде всего, как правило, за рубежом стараются кредитоваться наиболее высокорентабельные и кредитоспособные компании из стратегически значимых секторов экономики: нефтегазовые гиганты, естественные монополии, инфраструктурные корпорации, а с недавних пор и предприятия ВПК. Таким образом, возникает риск утраты контроля над системообразующими предприятиями, обеспечивающими финансово-экономический, научно-технический и даже военно-политический суверенитет страны.

Печальный пример зимы 2008-2009гг. наглядно продемонстрировал, что в случае возникновения кризисных явлений в мировой экономике и падения цен на сырьё российские сырьевые гиганты становятся просто-напросто неплатёжеспособными. Заложенные ими в качестве обеспечения пакеты акций обесценились на фоне обвала котировок на фондовых рынках, что привело к возникновению так называемых margin calls - требований либо довнести дополнительное обеспечение по кредитам, либо погасить кредит досрочно не требуемую величину.

Если бы правительство не согласилось помочь «эффективным частным собственникам» и не предоставило 3 трлн. бюджетных рублей, то большинство российских сырьевых гигантов и инфраструктурных монополий перешли в руки иностранных кредиторов. Принимая во внимание тот факт, что объективные коммерческие интересы международных банков, многие из которых весьма тесно интегрированы в американские и европейские элиты, могут не совпадать целями социально-экономического развития страны и представлениями государства о суверенитете, это несёт в себе крайне высокие риски для национальной безопасности.

Более того, ускоренное наращивание внешней задолженности провоцирует рост оффшоризации и долларизации отечественной экономики, бороться с которыми совсем недавно призвал лично президент Путин. И это легко объяснимо - большинство крупных транснациональных банков требуют, чтобы российские заёмщики регистрировали свой имущество в оффшорных юрисдикциях и меняли прописку. Это объясняется как желанием кредиторов снизить возможные политические риски и повысить контроль над залогом, так и самым элементарным упрощением процедуры оформления залога.

Однако российской экономике от этого легче не становится - по мере роста оффшоризации экономики и исхода российского капитала в «налоговые гавани» государство теряет контроль над управлением экономикой и финансовой системы. Реальные рычаги управления сосредоточены за пределами России в непонятно чьих руках. Никто толком не может ответить на вопрос, кто же является реальным владельцем крупнейших российских промышленных компаний, инфраструктурных монополий и банков - формальными собственниками являются граждане России. Однако в силу схем перекрёстного владения собственностью, заложенности активов по кредитам иностранных банков и т.д. контроль над финансово-экономической сферой перемещается в руки неизвестных инвестиционных фондов и международных банков.

взято у [livejournal.com profile] alero2011 в Колониальная деградация России

Profile

maximus67: (Default)
maximus67

September 2013

S M T W T F S
123456 7
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 02:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios