maximus67: (Default)
[personal profile] maximus67
В Интернете вызвала шум статья Алексея Смирнова в «Новых Известиях», озаглавленная «Царский подарок». В ней рассказывается о том, что нефтяной директорат Норвегии на днях опубликовал итоги исследований дна территории в Баренцевом море — той самой, которая была передана норвежцам Кремлём в 2010 году (стало быть, при президенте Медведеве). Исследователи подтвердили: на шельфе имеют место быть запасы нефти и газа — причём огромные. Одной только нефти там, по оценкам, 1,9 млрд. баррелей. Если взять калькулятор и кое-что перемножить, то полезных ископаемых там может набраться на 30 млрд. евро.

Россия, Норвегия, нефть, Медведев

Анонимные сетевые критики целой толпой набросились на Дм. Медведева: мол, оказывается, не только интересы России в Ливии предал, но ещё и кусок российской территории оттяпал — да и отдал скандинавским буржуинам, лишь бы те отвязались со своими территориальными спорами. «Кемска волост! Я, я!» Нате вам «Кемску волост».


Другие комментаторы, тоже всё больше под «никами», стали кричать: мол, одна отдала Аляску, другой отдал шельф, скоро всю страну ворогам раздадут! Не раздадут только то, что уже украли олигархи.

Примерно таков ход мыслей сетевой российской публики.

И ход мыслей этот неправильный.

Во-первых, не «она» отдала Аляску, а он. Не Екатерина, а Александр. Который Второй. Инициатором продажи был великий князь Константин Николаевич. Договор между Россией и Соединёнными Штатами был подписан 30 марта 1867 года. Аляска была продана за 7,2 млн. долл. и передана США 18 октября 1867 года. Цена, разумеется, крайне низкая, но речь не о том.

Во-вторых, если и была ошибка российского президента, то не стоит её преувеличивать — делать из мухи слона, чем занимаются как иные жители Сети, так и газетчики.

Заместитель директора Российского энергетического агентства Леонид Григорьев всё популярно объяснил.

Когда Россия отдавала эту территорию, то уже было известно, что там находится нефть. Не надо забывать, что соглашение, подписанное двумя государствами в 2010 году, содержит пункт, согласно которому месторождение, пересекающее границу двух государств,разрабатывается совместно.

Есть и ещё одна особенность — экономического характера. Для российской стороны, напоминает товарищ Григорьев, вопрос о рентабельности добычи нефти на шельфе в арктических широтах имеет весьма важное значение. Вероятно, российские партнёры могут подключиться к проекту в качестве соинвесторов, а разрабатывать шельф самостоятельно наши компании «теоретически могут, но это дорого и сложно».

По мнению специалиста, в этой ситуации нет ничего такого, что требовало бы внимания со стороны российской прессы. Сенсация не просматривается. «У нас есть ещё десять тысяч миль побережья. И там ещё навалом всего», — заметил эксперт.

Другое дело — Норвегия. У неё возможностей добывать нефть в экстремальных условиях больше. Да и нужда в такой добыче — довольно острая. Не удивительно поэтому, что в Осло минерально-сырьевому «подарку» обрадовались. К тому же запасы углеводородов в стране подходят к концу.

Радоваться «царскому подарку» норвежцы начали ещё в том самом 2010-м году.

«Сорокалетний конфликт наконец-то разрешился. Мы достигли важнейшего внешнеполитического соглашения за последние годы», — заявилпремьер-министр Норвегии Енс Столтенберг, подписывая с Дмитрием Медведевым договор о разделе спорной морской территории площадью около 176 тысяч квадратных километров.

Алексей Смирнов, автор статьи в «Новых Известиях», напоминает историю вопроса. Советский Союз, а затем Российская Федерация долгое время требовали «разрезать» зону по срединной линии, привязанной к меридиану, шедшему к Северному полюсу. Норвегия же требовала раздела по секторному принципу, отталкиваясь от побережья Шпицбергена. В 2010-м году спор был разрешён делением пополам.

Сегодня норвежцы ликуют. «Северная Норвегия станет новой нефтяной провинцией страны. Подъём ждет всю нашу экономику», — так отозвался по поводу подтверждённых гигантских запасов минерального сырья на шельфе министр нефти и энергетики Норвегии Ула Буртен Муэ.

Но, какими бы ни оказались в действительности запасы нефти и газа, часть подземных нефтяных резервуаров может пересекать границу, заходя на российскую территорию. Осваивать месторождения двум странам — так или иначе — придётся вместе, как и прописано в соглашении. Поэтому те 1,9 млрд. баррелей, они же примерно 300 млн. кубометров, никак не могут достаться исключительно Норвегии.

И заголовки типа «Почти 2 миллиарда баррелей нефти, найденные на шельфе Баренцева моря, уступили Норвегии Владимир Путин и Дмитрий Медведев» («Собеседник»), как представляется, не соответствуют действительности.

Разумеется, норвежцы к добыче нефти готовятся.

На сайте «Нефтегаз.ру» указывается, что зона поделена почти пополам, однако норвежская сторона получила более «эффективную» территорию, омываемую Гольфстримом. Почему — более «эффективную»? Там разработка месторождений существенно дешевле, считают аналитики, потому что меньше глубина и расстояние до берега — меньше. К тому же море там не замерзает. Отсюда коммерческая привлекательность месторождений у норвежцев окажется выше.

По данным 2-летнего исследования нефтяного директората Норвегии (NPD), выполненного способом сейсмического зондирования у морской границы на юго-востоке Баренцева моря на площади 44 тыс. кв. км (т. е. не вся площадь была обследована, а примерно 40%), существует вероятность открытия месторождений газа в палеозойских бассейнах и более молодых верхних толщах на севере в районе расположенной на юге Свальбардской плиты платформы Бьярмеланда и свода Федынского на востоке (частично расположенного в российской части бывшей спорной норвежско-российской зоны), и нефтегазовых месторождений в бассейнах Нордкаппа и Тидлибанка и на Финмаркской платформе.

27 февраля Министерство обороны Норвегии утвердило сделку по продаже бывшей базы подлодок НАТО группе «TrikoAS», объединяющей «OdfjellDrilling», «PSWRigService» и ещё нескольких частных инвесторов, собирающихся нынче организовать там нефтесервисный центр. Помимо этого, существует и проект строительства нефтяного терминала в Киркенесе: компания «Norterminal» ещё в декабре 2012 г. подписала договор о долгосрочной аренде примерно 100 га у берега моря в районе киркенесского аэропорта.

Всё это — лишь одна сторона вопроса.

«Норвегия взяла курс на добычу углеводородов, в том числе и в Баренцевом море — на месте бывшей «серой зоны». Но наше общее море имеет уникальные запасы трески, которые просто необходимо сохранить, — говорят в Комитете по природопользованию и рыбному хозяйству думы Мурманской области.

Поэтому природоохранные организации и рыбаки «подарку» не обрадовались, пишет А. Смирнов. Предстоящая добыча минерального сырья в сложных условиях может привести к загрязнению или даже катастрофе. Значительный разлив нефти может повредить биоресурсам.

Против нефтяников и газовиков в Баренцевом море настроены представители норвежских отраслей рыбного промысла и рыборазведения. Эти отрасли — одни из ведущих экспортных отраслей страны. Нефть и газ когда-нибудь закончатся, так что Баренцево море следует использовать исключительно как «рыбный садок». Запасы одной только трески здесь превышают все известные мировые ресурсы. Однако босс NPD Бенте Нюланд убеждает рыбаков и экологов: разведка и нефтедобыча будут вестись безвредным способом. Каждый шаг нефтегазовых компаний будет контролироваться всеми заинтересованными инстанциями.

Российское отделение Всемирного фонда дикой природы (WWF) направило письмо в Министерство иностранных дел РФ, выразив озабоченность заявленными Норвегией проектами по нефтедобыче.

«Военное обозрение» будет отслеживать ситуацию с деятельностью норвежцев на бывшей спорной территории.
источник

Profile

maximus67: (Default)
maximus67

September 2013

S M T W T F S
123456 7
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 02:37 am
Powered by Dreamwidth Studios