maximus67: (Default)
[personal profile] maximus67
одна родина

Романовы и Харьков (I)

Станислав МИНАКОВ | 02.03.2013


В год 400-летия Дома Романовых – Императорской фамилии, в период царствования которой Российская империя достигла наивысшего расцвета, мы всматриваемся в наше прошлое, словно через магический многовековой кристалл, испытывая сонм чувств – восхищения, сострадания, вины, доходящей до отчаяния. И пытаемся найти ответ на вопрос: почему все так завершилось?  Почему он все-таки настал, тот самый «России страшный год, когда царей корона упадет; Забудет чернь к ним прежнюю любовь, И пища многих будет смерть и кровь», как было указано в «Предсказании» (1830) Лермонтова? Почему наше Отечество взял за горло «Некто 1917», как прорицал поэт-футурист Хлебников?

В год 400-летия начала династии Романовых после окончания Смуты мы просто обязаны оглядеть себя, свое многострадальное Отечество изнутри, понять, почему это наваждение стряслось с нами, можем ли мы вернуться хотя бы к подобию гармонии русской жизни, находясь на ином цивилизационном витке, сохраняя и оберегая преемственность своего исторического бытия.

И все же память на удивление существует порой вопреки всему, и сколько ее ни испытывай и ни уничтожай, она все равно пробьется слабыми незабудками сквозь лопающийся бетон забвения. Память хранят не только люди и книги, но и дома, ландшафты. И сказано: «Бог сохраняет всё». Это значит, что Свет сочится к нам из незримого града, Небесного Иерусалима, который всегда есть, только у нас зачастую нет дара этот свет восприять.

* * *

Романовы олицетворяли созидающую роль государства и власти во Всероссийской империи. Самым явным свидетельством их участия в судьбе слободского города Харькова является, безусловно, создание университета.

Харьковский императорский университет был учрежден указом Александра I от 17 января (29 января по новому стилю) 1804 года.

Весь последующий расцвет Харькова связан с наличием в нем университета, который стал смыслообразующим остовом, на который наросло все воспоследовавшее: наука, промышленность, культура, отчасти православная духовность и общественно-политическая мысль.

Под первое здание университета был передан губернаторский дом, ставший таковым сразу после отбытия императрицы Екатерины Великой из Харькова, для остановки которой был построен.

Губернаторский дворец, конец XIX в. Старое здание университета

Императрица останавливалась в нем в 20-х числах июня 1787 г., возвращаясь из Крыма. «Историческая хронология Харьковской губернии» сообщает: «В Харьков въехала государыня 10 июня около 8 часов вечера и была встречена на Холодной горе преосвященным Феоктистом, губернатором Норовым, представителями города и народом. При духовой музыке, помещенной на триумфальных воротах, сто одном выстреле из пушек государыня проследовала во дворец…»

Дом уцелел в лихолетьях. Когда было построено новое здание университета, в этом доме открыли Украинский заочный политехнический институт, а в новейшие времена – УИПА (Украинскую инженерно-педагогическую академию).

Здание УИПА. Современное фото

А в тот памятный день состоялось вечернее гуляние с иллюминацией и фейерверком. На следующий день императрица отправилась на молебен в находящийся рядом Успенский собор: «...опираясь на трость, без зонтика, в полуденный зной, она шла очень тихо, с лицом довольным, исполненным благоволения, величественно и милостиво кланяясь на обе стороны».

В тот день «Ее Величество отправилась в дальнейший путь».

Событие наделало немало шума в умах горожан. О пребывании императрицы в народе остались изустные байки-легенды о топонимах Холодная гора, Хорошево, Безлюдовка. Или о встрече с философом Сковородой: «Отчего ты такой черный?» – «Э, вельможная мати, разве ж ты где видела, чтобы сковорода была белая, коль на ней пекут и жарят, и она вся в огне?»

А к приезду императрицы готовились беспрецедентно. Очевидец Ф. П. Лубяновский рассказал в своих записках: «За неделю перед прибытием в городе уже не было угла свободного; жили в палатках, шалашах, сараях, где кто мог и успел приютиться; все народонаселение губернии, казалось, стеклось в одно место; к счастью, было это летом при ясной, тихой и теплой погоде». Он же вспоминал: «Показался на Холодной горе Царский поезд; настал праздников праздник. Тысячи голосов в один голос громогласно воскликнули: «Шествует!» – и все умолкло. Неподвижно, как вкопанные, в тишине благоговейной все смотрели и ожидали: божество являлось... От ворот до дворца (ныне университет. – С.М.) версты полторы. Императрица ехала шагом и из кареты по обе стороны кланялась; слышен был только звон с колоколен. Не случалось мне быть в другой раз свидетелем такой глубокой тишины и благоговения при многочисленном стечении народа. Императрица показалась на балконе дворца; тут только обычное «ура» загремело по всему городу. Затем смерклось, зажгли фейерверк, на беду не удавшийся; к тому же ракета угодила в шею секретарю Верхнего земского суда. Придворный врач прибежал осмотреть раненого; фейерверк отменен; затем кто-то из свиты вручил счастливому секретарю золотые часы, в изъявление соболезнования от Всемилостивейшей Монархини. Звучит до сих пор у меня в ушах возглас: «мати ты наша премилосердая», который раздался между тысячами украинцев, когда разнеслась весть о часах».

* * *

Однако мы чуть нарушили хронологию. Сделаем шаг назад. Первым из Романовых, посетивших Харьков, был государь Петр I Алексеевич. Причина была чрезвычайной: в 1709 г. император готовился к сражению с войском Карла XII и поначалу планировал дать главное сражение шведским захватчикам под стенами Харьковской крепости.

Государь начал пребывание в Харькове с молебна о даровании победы русскому оружию. Приняв Николаевскую церковь за соборную, царь присутствовал в ней утром 2-го июня. Теперь известно, что судьбоносную роль в Полтавской победе русских войск сыграла чудотворная икона Богородицы Каплуновской, прославленная в с. Каплуновка Ахтырского уезда Харьковской губернии (ныне Сумская обл.). Поначалу Образ по призванию государя был доставлен в Харьков, а накануне Полтавского сражения был носим перед полками.

В петровский период Харьковская крепость была существенно укреплена, под ней были построены ходы, часть из которых сохранились до нашего времени. С ними связывают таинственные истории. Был прорыт и подземный ход, соединивший соборы Покровский и Николаевский. Сообщалось, что позднее, при работах по закладке фундамента нового здания Азово-Донского банка, принадлежавшего к числу самых мощных финансовых институтов Российской империи, были обнаружены остатки даже двухэтажных подземных галерей.

* * *

С именем государя Александра I Павловича Благословенного связывают два разных визита в Харьков. 17 сентября 1817 г. в честь прибытия императора в доме Дворянского собрания, на Николаевской площади, состоялся бал.

Здание бывшего Дворянского собрания в Харькове. Фото 1942 г.

Это прекрасное в стиле классицизма здание с колоннами, увы, было разрушено во время Великой Отечественной войны в 1943 г. Оно имело яркую историю. 13 марта 1893 г. в нем состоялось выступление П. И. Чайковского. В 1914 г., с началом Первой мировой войны, дом Дворянского собрания был отдан под лазарет. В декабре 1917 г. тут состоялся Первый Всеукраинский съезд Советов. В период Гражданской войны, когда с июня по октябрь 1919 г. в Харькове была установлена власть Вооруженных сил Юга России, в здании была размещена штаб-квартира командующего Добровольческой Армией генерал-лейтенанта В. З. Май-Маевского. В 1935 г., после перевода украинской столицы из Харькова в Киев и переезда правительства, здание было передано первому в СССР Дворцу пионеров, и накануне Нового года (1936) перед этим зданием была зажжена первая в УССР новогодняя елка для детей.

О пребывании в Харькове Александра I современником было рассказано, что государь «…изволил прибыть в соборную церковь, прослушать там краткое молебствие и отбыл в дом купца Ломакина, где изволил остановиться. На другой день, в 8 часов утра, Император прибыл в университет, где ему были представлены профессора и все студенты; их вызывали по фамилии, они кланялись и уходили. Осмотрены были библиотека и кабинеты. В поданной Ему книге Государь написал: 18 сентября 1817 года. Александр».

Второй же, если позволительно так выразиться, «визит» произошел при обстоятельствах трагических. Тело скончавшегося в Таганроге в конце 1825 г. императора везли в закрытом гробу в Санкт-Петербург. Путь был длинный и долгий. 9 января 1826 г. прах был доставлен в Харьков и простоял в Успенском соборе до 12 января. Говоря точнее, гроб стоял в примыкающей к храму вплотную строившейся колокольне, названной именно в честь императора Александровской.

Колокольню для харьковского Успенского собора профессор архитектуры Харьковского императорского университета Евгений Васильев принципиально задумал высотой большей, чем колокольня «Иван Великий» Московского Кремля. Е. Васильев окончил Петербургскую Академию художеств и Горный корпус в Петербурге, стажировался у архитекторов Дж. Кваренги и А. Порто. Хитроумный Васильев, говорят, в чертежах указал высоту колокольни не от основания, а по секциям, потому и выиграл дополнительную высоту. В результате удалось достичь высоты колокольни 89,5 метра (против 81 метра «Ивана Великого»). На протяжении более полутора веков это было самое высокое каменное здание в Харькове, и только в 2006 г. были возведены более высокие постройки – два 25-этажных жилых дома (91 и 95 метров). И сейчас Успенская колокольня – самая высокая в Харьковской епархии.

Успенский собор Харькова с Александровской колокольней. Старое фото.

Успенский собор Харькова с Александровской колокольней. Наши дни

Александровская колокольня Успенского собора, возводившаяся с 1821 по 1844 г., и сегодня является одной из важнейших доминант в облике Харькова. Идею воздвигнуть очень высокую новую колокольню в честь государя Александра I и победы русской армии над войсками Наполеона Бонапарта в Отечественной войне 1812 г. высказал протоиерей Стефан Антоновский. Поскольку колокольня собора строилась «въ память избавления отечества отъ нашествія иноплеменныхъ въ 1812 году», Синод счел допустимым сделать на колокольне надпись: «Богу Спасителю за избавленіе отечества отъ нашествія галловъ и съ ними двадесяти языкъ».

Известно, что скорбный груз с прахом Алекcандра I сопровождал конвой из улан Чугуевского полка, среди которых был рядовой Ефим Репин – отец будущего знаменитого художника.

До сих пор ведутся споры: умер ли в самом деле государь Александр I в Таганроге или кончина была им сфальсифицирована, а прославленный победитель, набожный император Александр Павлович, терзаемый виной отцеубийства, еще долгое время жил под именем боголюбивого, рассудительного и кающегося старца Феодора Кузьмича в далеком томском скиту.

Завершая тему Успенского собора Харькова, следует сказать, что к нему причастен был еще царь Алексей Михайлович Тишайший, который по ходатайству местной общины в 1658 г. издал Указ (отсчет лет от Рождества Христова был введен в России в 1700 г. Петром Великим): «Лѣта 7166 августа въ день по государеву цареву и великаго князя Алексѣя Михаиловича… указу окольничему Ѳеодору Михаиловичу Ртищеву да Григорью Михаиловичу Аничкову да дьякамъ Давиду Дерябину да Игнатью Матвѣеву да Андрѣю Селину. Великій государь царь… указалъ послать изъ приказу Большаго дворца въ новый городъ въ Харьковъ въ соборную церковь Успенія Пречистые Богородицы книги евангеліе напрестольное, апостолъ, псалтырь со возслѣдованіемъ, минею общую, шестодневъ тое жъ соборные церкви съ попомъ Иваном Аѳанасьевымъ…»

Александр I учредил в Харькове не только университет, но и институт благородных девиц, открывшийся – обратим внимание на дату – 22 сентября 1812 г. Через полмесяца после Бородинской битвы!

У истоков института стоял Г. Ф. Квитка-Основьяненко.

Д. Губин в газете «Время» от 8 августа 2012 г. приводит несколько показательных цитат.

К. М. Сементовский: «Что же касается воспитания девиц, то ни в Харьковской, ни в соседских с нею губерниях в то время для девиц не существовало общественных заведений. Гр. Ф. Квитке принадлежит первая мысль об учреждении такого заведения в Харькове. Его же заботливости, трудам и жертвам (Григорий Федорович потратил на институт почти все свое состояние. – Д. Г.) принадлежит и осуществление этой мысли. Его стараниями открыт институт, где должны были получать воспитание по две девицы благородного происхождения из беднейших семейств каждого уезда Харьковской губернии, чтобы потом, в свою очередь, быть наставницами и учительницами дочерей достаточных помещиков. Вскорости в институт были помещаемы дочери достаточных помещиков на их собственное иждивение, а недостаточных на счет императрицы Марии Федоровны».

Многолетний директор института писатель П. П. Гулак-Артемовский (дядя композитора С. С. Гулака-Артемовского) так вспоминал первые годы его существования: «Когда все было готово к открытию института, получена была роковая весть о занятии неприятелями древней столицы России. Весть эта едва было не разрушила задуманного предприятия при самом приступе к его исполнению. Несмотря на это, институт был открыт. Скудность способов его существования в наемных домах в течение последовавших за тем 1813, 1814, 1815, 1816 и 1817 годах заменялась и восполнялась некоторым образом богатством бескорыстного усердия ученых чиновников здешнего университета и гимназии, предложивших услуги свои этому скромному святилищу отечественного образования, безвозмездным преподаванием воспитанницам онаго учебных предметов. В остальных нуждах заведения сочувствовал ему, с истинным самоотвержением, ближайший блюститель его благосостояния покойный Квитка».

И, наконец, высказывание Великого князя Николая Павловича, посетившего Харьков в 1815 г.,  за десять лет до своего восшествия на престол. «…Я подобного заведения, в рассуждении цели и намерения, в пределах пространной России, не находил еще».

В 1839 г. Харьковский институт благородных девиц по распоряжению Николая І Павловича был переведен  в здание, строившееся для кадетского корпуса [кадетский корпус открыли в Полтаве].

Здание, возведенное по проекту московского архитектора Д. Т. Торопова (ул. Сумская, 33), было разрушено в 1943 г. Теперь на этом месте стоит гигантский куб Харьковского академического театра оперы и балета. Сам институт (с частью имущества, зато в составе 157 воспитанниц, 38 человек персонала и 46 членов семей служащих) через Одессу эвакуировался в 1920 г. в Сербию, где просуществовал до 1932 г.

Харьковский институт благородных девиц. Старое фото

(Продолжение следует)

взято у [livejournal.com profile] y_i_p в Романовы и Харьков (I)

Profile

maximus67: (Default)
maximus67

September 2013

S M T W T F S
123456 7
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 02:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios